Как меня оштрафовали за пикет памяти Натальи Эстемировой. Объяснительная записка читателям «Новой»

8 августа в Тверском суде меня оштрафовали на 15 тысяч рублей за то, что я «приняла участие в публичном мероприятии возле Мавзолея и резиденции президента России» — территории, на которой, по версии полиции, «запрещены публичные мероприятия». На мне была футболка «с фотографией и надписью тематического содержания», в руках — «плакат с надписью тематического содержания». Так было написано в протоколе об административном нарушении, которое рассматривал Тверской суд.

Речь в протоколе шла о пикете на Красной площади в годовщину убийства чеченской правозащитницы Натальи Эстемировой. В пикете участвовали также друзья и коллеги Наташи: российские правозащитники Светлана Ганнушкина и Александр Черкасов.

Суд начался с шестичасовым опозданием, на рассмотрение дела ушло 20 минут, на вынесение решения — менее 3 минут.

Штраф вырос с минимальных 10 тысяч рублей до 15 тысяч рублей за то, что я выразила свое возмущение проявленным со стороны суда неуважением,

а также сказала и. о. председателя Тверского суда Марии Сизинцевой, что прилично было бы с ее стороны начать судебный процесс с принесения мне, моему адвокату Александр Караваеву и журналистам официальных извинений (в соответствии с пунктом 4 статьи 12 Кодекса судебной этики председатель суда несет ответственность за «ненадлежащую организацию работы суда и его аппарата, <которая> подрывает доверие к суду, умаляет авторитет судебной власти). Что-то вроде извинений последовало только от пристава, который примчался на третий этаж, когда я шумно требовала объяснений у секретаря судьи, и уже не спускал с нас глаз, пока мы не покинули здание.

Адвокат Александр Караваев заявил почти с десяток ходатайств:

о возвращении административного дела полиции (в связи с исчезновением из дела нашего развернутого ходатайства об истребовании доказательств); о вызове в суд сотрудников полиции для установления факта недопуска адвокатов в ОВД по району Китай-город, чье руководство совершенно произвольно объявило после нашего задержания план «Крепость» и только после скандала допустило адвокатов; в связи с фальсификацией рапорта о задержании и установлении признаков административного правонарушения. Также были заявлены ходатайства о вызове в суд свидетелей и истребовании доказательств нашей правовой позиции.

На рассмотрение и отказ в удовлетворении всех ходатайств у судьи ушла пара минут. К ходатайству о недопуске адвокатов в ОВД была приложена флешка с видеозаписью (на ней сотрудник ОВД препятствует проходу адвокатов на территорию отдела полиции). Однако судья забыла ее на своем столе, когда ушла в совещательную комнату.

Судья также пыталась прервать мое выступление. Однако ей пришлось выслушать все, что я хотела сказать в данном судебном заседании, которое, несмотря на свою рутинность и предсказуемость, считаю крайне важным.

Вот мое выступление.

речь елены милашиной в Тверском суде москвы

«Я хочу пояснить, что 15 июля 2019 года была десятая годовщина с момента убийства моей подруги, коллеги, чеченской правозащитницы Натальи Эстемировой. <…>

Я вышла на Красную площадь в десятилетие этой печальной для меня и для страны даты, чтобы обратить внимание общества и тех людей, от которых зависит расследование убийства Натальи Эстемировой, на то, что это преступление расследовано и виновные практически установлены. Не хватает только политической воли, чтобы привлечь их к ответственности.

В связи с этим я надела футболку не с «фотографией тематического содержания», как написали застенчивые сотрудники полиции, а с фотографией моей убитой коллеги Натальи Эстемировой.

И у меня в руках был плакат не с «надписью тематического содержания», а с предельно простым вопросом: «Как же так, господин президент?» Почему убийцы моей подруги и коллеги до сих пор не наказаны?

Я действительно стояла с этим плакатом около резиденции Владимира Ильича Ленина. Этот бедный человек лежит там уже почти 100 лет и, возможно, в некотором роде заслужил какое-то право собственности. Но Красная площадь принадлежит всему народу Российской Федерации. Как и Кремль, который является историческим достоянием и принадлежит в этом смысле всему российскому народу, а не работающим там чиновникам. Я подчеркиваю, что это место, как и любое другое публичное место в стране, является местом для мирного осуществления прав, гарантированных каждому в этой стране статьей 31 Конституции РФ.

Есть еще одно исключительно правовое соображение, по которому я в тот день вышла на Красную площадь. Вам, как судье и юристу, известно, что у любого преступления существует срок давности, и в данном случае, несмотря на тяжесть преступления, эти сроки не такие уж великие.

Если Владимир Путин просидит в своей резиденции еще пять лет, то убийцы Натальи Эстемировой окончательно уйдут от ответственности. Именно об этом я хотела напомнить и обществу, и президенту Путину.

Потому что только его политическая воля является единственным препятствием к наказанию заказчика и убийц Натальи Эстемировой».

Решение Тверского суда будет обжаловано в вышестоящие инстанции, а затем, если там примут решение, противоречащее Конституции РФ, — в Европейском суде по правам человека.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *